Фармпроизводители просят защитить их от патентообладателей

Омбудсмен по интеллектуальной собственности Анатолий Семенов призывает законодательно поддержать российские фармкомпании, выпускающие аналоги инновационных лекарств, в спорах с зарубежными конкурентами.

Правозащитник направил письмо спикеру Госдумы Вячеславу Володину, где рассказал о конфликтах вокруг интеллектуальной собственности в фармацевтической отрасли и попросил парламент заняться этим вопросом, пишет «Коммерсантъ». Поводом для обращения стала жалоба гендиректора российского «Фармасинтеза» Александра Кейко. Этой компании принадлежит один из аналогов противоопухолевого препарата капецитабин. Оригинальный препарат «Кселода» разработан швейцарской Roche, но срок патентной защиты на него истек. Позже свой аналог разработала аргентинская Tuteur S.A.C.I.F.I.A., зарегистрировав патент на способ изготовления.

В письме омбудсмена отмечается, что лекарство «Фармасинтеза» разработано и прошло клинические испытания до того, как зарубежный производитель подал патентную заявку. Но несмотря на это, в ноябре 2018 г. Tuteur подала в арбитражный суд заявление к «Фармасинтезу» о защите исключительного права на изобретение и взыскании 855,7 млн руб. компенсации.

Анатолий Семенов утверждает, что российская компания пыталась добиться отмены исключительного права Tuteur в Роспатенте, но ведомство отказало. Аналоги капецитабина есть у девяти других российских производителей, и действие патента Tuteur ставит их всех под угрозу банкротства, следует из письма. Роспатент одобряет более 75% полученных заявок, тогда как в ряде других стран этот показатель ниже 50%, говорится в письме. По мнению Анатолия Семенова, это косвенно подтверждает, что ведомство регистрирует разработки, считающиеся в других государствах неохраноспособными. Правозащитник считает, что такая ситуация «парализует деятельность российской фармацевтической промышленности».

В Роспатенте признают существование проблемы. Представитель ведомства Татьяна Эриванцева заявила иpданию, что сейчас готовятся изменения в нормативные акты, вводящие более строгие положения касательно того, какие изобретения подлежат патентованию.

 

По информации из «Фармацевтического вестника»